Приветствуем вас, друзья!

Сейчас на сайте 90 гостей


05.12.2022 г. 
Велики дела Господни, вожделенны для всех, любящих оные. Дело Его - слава и красота, и правда Его пребывает вовек. Псалом 110:2-3
В пятилетнем возрасте мой сын переболел менингитом, но после выздоровления его состояние стало снова ухудшаться. Мы ездили по многим больницам, но врачи не могли ничего определить. Анализы ничего плохого не показывали. И тогда, когда ему делали массаж в больнице, он потерял сознание. После проведения МРТ был поставлен страшный диагноз – опухоль головного мозга.

Игоря сразу же отвезли в институт нейрохирургии. Картина больничных будней была ужасной – я видела и тех детей, которых вывозили с палат уже мертвыми, и тех, которые ездили на инвалидных колясках, а также таких, которые были прикованы к постели. И мне в такой ситуации было просто очень сложно что-то соображать. У меня появлялись одно за другим бурные возмущения – где же Бог во всем этом?! Попасть из нормальной среды, обыденной жизни в такую обстановку – это можно было лишиться всякого нормального рассудка.

Я так была напугана страшным диагнозом сына, что даже в день его операции мне с трудом верилось, что он может выжить. В моей душе происходило ужасное и думать о чем-то хорошем просто не получалось.

По окончании операции Игоря отвезли в реанимацию. И в моей душе появилось невероятное утешение в том, что сын жив. Но вышел хирург и сказал фразу, которую я не до конца даже понимала: "Мамочка устраивайте свою личную жизнь, потому что Ваш сын не жилец. Ему, может быть, осталось жить около месяца. Опухоль немножко мы убрали, но все метастазы пошли по спинному мозгу, а там мы их убрать не можем". И ушел. И я осталась одна, наедине со своими переживаниями, страхами, возмущениями в своей безысходности. Со многими вопросами и без единого ответа.

Игорь не мог ходить, голова была разрезана, глаза сильно косили. Левая рука и нога не работали. Видеть своего ребенка в таком состоянии  было невыносимо.

Две недели после операции я жила "на автомате". Сидела, смотрела на него, а слова доктора "месяц жить" не оставляли меня. Я постоянно прислушивалась, дышит ли ребенок. Я слышала каждый день плач матерей, у которых умирали дети. Не было ни минуты покоя. Игорю постоянно делали пункции, какие-то процедуры. После всей мирской информации о раке, в моей голове творилось невероятное. Плохие мысли наперегонки догоняли одна другую. Внутренняя дрожь не покидала меня.

Прошло две недели, улучшений никаких не было. Дальше количество процедур увеличилось: облучение, прием гормональных препаратов, курс за курсом химиотерапии, анализы, капельницы. Но все это не приносило никакого улучшения состояния ребенка. Все оставалось по-прежнему.

Я не видела конца страданиям, не видела выхода из этой ситуации! Это был просто замкнутый круг. Из которого сама я выбраться не могла! Я много раз стояла у раскрытого окна и не хотела жить. Мое отчаяние брало верх: зачем эти химии, лучи, если все умирают? ВСЕ!!! Но за спиной видела ребенка и понимала, что ему нужна моя помощь. Но какая помощь? Что я могу сделать? Ведь я уже и так сделала все возможное, а улучшений никаких не происходило.

И вот, наверное, Всевышний смиловался надо мною, и послал своих ангелов: пастора Ларису, Ольгу Михайловну, Людмилу Павловну. Он направил мне тех людей, которые принесли мне частичку Бога и вложили ее в мое сердце. Мою жизнь кардинально изменила одна молитва, которой они помолились. Я очень сильно плакала, и внутри меня произошло что-то невероятное. Что именно, я не знала, но появился смысл жизни, а главное – в моей душе поселились мир и покой. Я поверила, что Иисус полностью простил все мои грехи, Он умер за меня на кресте. Тогда я приняла Иисуса, как своего Господа и Спасителя!

И, хотя в физическом мире ничего не изменилось, но внутри меня изменения произошли колоссальные. Это я почувствовала сразу. Самое главное, что я теперь понимала – через что бы ни пришлось нам пройти, мой ребенок должен остаться живым.

Тот интерес, который появился внутри меня, заставлял меня читать Писание, книги, молиться, слушать прославление. Мой дух нуждался в Слове Божьем. И чем больше я вникала во все это, оно начало понемножку открывать мне Иисуса Христа, Его безусловную любовь к каждому человеку. Иисус начал жить во мне, Он стал неотъемлемой частью меня. Я все время просила Бога, чтоб мой сын был здоровым. Бог видел мои переживания, и понемножку работал со мной.

Однажды утром, когда еще Игорь спал, я сидела возле него на кровати и увидела невероятную картину – с листа бумаги, где было написано заключение врачей, диагноз сына начал исчезать, а на том месте появились слова "ЗДОРОВ. БОГ". Ничего не понимая, что происходит со мной, я в этом видении выбежала из палаты в коридор и сразу же там услышала, как кто-то позвал меня. Я с таким именем была не одна, и я подумала, что это не ко мне. Но услышав свою фамилию и обернувшись, никого не увидела, но услышала тихий, мягкий голос: “У вас все будет хорошо!”

Невероятно… С одной стороны факты, заключения врачей, постоянные смерти, плач, а с другой стороны – такой любящий голос. Только Бог мог послать разбитому горем материнскому сердцу утешение и надежду на то, что все плохое непременно закончится и после темной-темной ночи обязательно наступит рассвет.

Прошел месяц. Слова хирурга не подтвердились. Потихоньку вера моя возрастала. Хоть я и старалась молиться, как умела на тот момент, читать Библию, но постоянное пребывание в этой среде делало мое душевное состояние просто невыносимым.

Когда я приняла Бога я еще долгое время находилась в больнице. Как бы там ни было, но я хорошо чувствовала, что я становилась другим человеком. Каждый день я училась жить по-новому, жить в ожидании только хорошего.
Конечно, мне самой было бы не справиться. Но со мной всегда были рядом верные служители Божьи, сильные воины, молитвенники, которые жертвовали своим временем, своими семьями, детьми, силами, здоровьем, нервами… и поддерживали нас. Они меня многому учили. Наставляли и поддерживали меня в тех обстоятельствах, в которых я бы просто могла сорваться. И тогда я начала задумываться не просто об исцелении, а о том, в чем заключается воля Творца на мою жизнь, на жизнь моего сына. И тогда меня научили задавать вопрос не “Почему?”, а “Ради чего все это?”.

…Прошел еще месяц. Слова хирурга так и не подтвердились. А в моей душе укреплялся огонек надежды и веры на то, что мой сын будет жить!

На лучах мы были больше полугода. Тогда после шести блоков химиотерапии я приняла решение забрать ребенка домой. Это было нелегкое решение, принятое не спонтанно. А выстраданное. Я призналась Богу, что Игорь – Его сын и пусть будет так, как хочет Он. Когда я приехала домой, я была счастлива как никогда. Хотя все думали, что у меня не все в порядке c головой. Не могли понять моей радости, как с таким диагнозом у ребенка можно радоваться? Рассказывать всем о каком-то Боге, когда сын лежит на одре. Меня не понимали. И я понимала, или я не выдержу всего этого, и обстоятельства возьмут верх, или я с Богом должна приобрести победу.

Я читала Слово несмотря на внешние симптомы и ситуации. Выписывала все места из Священного Писания, повторяла их тысячу раз. Была борьба, нелегкая борьба. Но с Богом все было по благодати.

Самое главное, что мне тогда открылось, что исцеление физического тела приходит лишь тогда, когда исцелена душа – очищена от всякой грязи. А для этого нужно обязательно одержать победу в разуме, а это значит научиться из своего разума выбрасывать ненужные мысли. Уповать во всем на Иисуса! На первый взгляд это кажется нелегкой задачей, но, если принимаем решение именно так поступать – Господь обязательно поможет!

Сегодня мой сын  здоровый человек, студент 6-го курса МАУП. А я так благодарна нашему Творцу за то, что вернул к жизни Игоря, что приняла твердое решение – посвятить свою жизнь служению Богу, чтобы давать надежду людям, которые оказались в тяжелых жизненных ситуациях, помогать им выходить победителями из любого тупика.

Галина Савченко,
церковь "Сила Любви", г. Киев