Приветствуем вас, друзья!

Сейчас на сайте 94 гостя


03.08.2021 г. 
Придет гордость, придет и посрамление; но со смиренными – мудрость. Притчи 11:2
Анна Марбури Хатчинсон родилась в Алфорде, графство Ланкашир, Англия, в июле 1591 года. Она была третьей из тринадцати детей английского ремесленника Франциска Марбури, который был дважды заключен в темницу церковными властями за проповеди против догматов церкви Англии. Марбури закончил колледж Христа в Кембридже и получил право проповедовать. Во время его первого ареста он был приходским священником в Нортхемптоне. После освобождения ему запретили посещать церковь в Нортхемптоне, но он отказался прекратить свои выступления против церкви Англии и снова был арестован.

Хотя Анна не получила официального образования, она училась, слушая своего отца и его друзей, обсуждающих религию и правительство. Когда ей было четырнадцать, ее отцу была поручена церковь Св. Мартина в Лондоне. В 1612 году, когда ей исполнился двадцать один год, она в церкви Св. Марии в Лондоне была обвенчана с Уильямом Хатчинсоном, ее возлюбленным еще со времен детства, после этого они переехали жить в Алфорд. Они оставались там в течение двадцати одного года. За это время Анна родила четырнадцать детей, и только один из них умер в младенчестве, что было невиданным рекордом в те времена.

Несмотря на ее деятельную жизнь жены и матери, Анна была активна в религиозных делах. Часто она совершала путешествие в Бостон, расположенный в 24 милях от них в графстве Ланкашир, чтобы послушать Джона Коттона, который был пастором церкви Св. Ботолфа. Коттон был выпускником Кембриджского университета, посвященным англиканским священником, убежденным кальвинистом и сторонником пуританства. Его суровый кальвинизм привел к конфликту с церковными властями, и в 1633 его вынудили оставить Англию. Вместе со старшим сыном Хатчинсонов Эдвардом он эмигрировал в колонию Массачусетс Бей в Новой Англии, где он стал служителем в единственной церкви в Бостоне. Анна была посвященной последовательницей Коттона и много раз спрашивала его совета. Так как Хатчинсоны и Коттон были хорошими друзьями, Хатчинсоны планировали отправиться с Коттоном, но Анна в это время была беременна их четырнадцатым ребенком, поэтому они решили отложить отъезд до лета следующего года.

Несколько раз Анна была арестована за высказывание пуританских взглядов, и она порвала с церковью Англии задолго до отплытия в Америку. После разрыва она много путешествовала, чтобы послушать какого-либо служителя, который учил истине Божьего Слова. Однажды она сказала: "Господь показал мне различных служителей и то, чему они учат". Она была также жадным читателем недавно изданной (1611 год) Библии короля Джеймса.

На Анну сильно повлияли дискуссии об антиномиа-низмс, который противостоял нравственным законам, но поддерживал закон послушания внутреннему руководству Духа. После Реформации некоторые последователи Мартина Лютера, взявши его доктрину об оправдании верой, толковали ее, говоря, что христиане не должны больше придерживаться закона. Анна считала: "Если вы только лишь смотрите на закон, это не является доказательством, что у вас доброе сердце". Несмотря на то, что она принимала антиномианизм, ее жизнь была безукоризненна и соответствовала высочайшим нравственным стандартам, ибо Бог был ее жизнью.

Когда она родила своего пятнадцатого ребенка в колонии Массачусетс Бей в марте 1636 года, она дала ему библейское имя Цуриил (Числа 3:35), что значит "Моя работа - Бог".

Бостон был сельскохозяйственным городом с населением около тысячи человек. Вскоре после прибытия туда Анна открыла в своем доме большие классы для женщин и начала учить их тому, что она узнала в своем поиске духовной истины. Некоторые говорят, что ее служения в их большом фермерском доме, который находился на углу Школьной и Вашижтонской улиц напротив дома правителя колонии Джона Винтропа, посещали около восьмидесяти женщин.

Анна проводила служения исцеления духа и тел прихожан со значительным успехом, она была особенно успешна в служении больным детям, возможно, из-за ее великого сострадания к ним. В суровой жизни женщин в Новой Англии Анна была утешающим голосом, который учил их, как черпать у Бога силу и благодать, в которых они нуждались. Как и квиетисты, которые действовали в Европе, она учила их, что Дух Святой внутри человека руководит правильными действиями этого человека, и.если сердце человека наполнено истинной благодатью Божией, этот человек не может сбиться с пути.

Вначале Анна принимала учение пуритан, но позже она начала не соглашаться с ортодоксальным пуританизмом. Блестящая, выразительная и хорошо знающая Библию и теологию, она отрицала, что исполнение религиозных законов является доказательством благочестия, и настаивала на том, что истинное благочестие происходит из внутренней работы Духа Святого. Она также пришла к убеждению, что человек под "заветом благодати", особенно как это показано в Новом Завете, может прямо общаться с Богом.

Хотя Анна помогала женщинам в Бостоне, но тот факт, что женщина проповедует другим женщинам и совершает это независимо от кого-либо в своем собственном доме, вскоре разозлил мужское духовенство утвержденной религии. Анна часто критиковала проповеди духовенства, которое учило, что единственным путем спасения было соблюдение законов, и своей критикой она содействовала увеличению протестов. Анна верила, что Господь обитает в каждом человеке и только лишь благодаря вере можно получить спасение. Это противоречило учению отцов пуританизма. Однажды Анна отозвалась о духовенстве как о "компании законнических профессоров, которые ничего не делают, а лишь постоянно изучают, как Христос был уничижен".

В декабре 1636 года некоторые из духовенства вызвали ее, пытаясь заставить отречься от своих взглядов, и среди них был, к ее удивлению, ее английский служитель и друг Джон Коттон. Коттон вначале поддерживал ее, но теперь публично отвергал ее учение. Ответы Анны на их вопросы и критику были искренны и строги, что только способствовало увеличению ненависти к ней. Ее враги вскоре начали сравнивать ее с Иезавелью из Ветхого Завета, хотя друзья сравнивали ее с Присциллой из Нового Завета. Как и Присцилла с Аполлосом, Анна как можно точно пыталась объяснять Писание приходящим к ней за помощью женщинам, но теперь каждый человек, который прибыл в Америку, чтобы избежать преследования в Англии, стал ее гонителем.

Учение Анны было заклеймено как ересь антиномианизма, и губернатор колонии собирался наказать ее и ее многочисленных последователей в Бостоне. Когда один из ее сторонников Генри Вейн нанес поражение правителю Джону Винтропу в 1636 году и стал прави-1елем колонии, пуритане воспротивились ему и в следующем году возвратили Джону Винтропу правление колонией. Под руководством Винтропа синод служителей осудил доктрины Анны в августе 1637 года. В ноябре она была приведена на суд перед правителем в мрачной церкви в Нью Тауне, на берегу реки Чарльза, напротив Бостона и признана виновной в мятеже и неуважении к власти.

В суде она говорила, что прибыла в Новую Англию, потому что так повелел ей Господь. Обвинитель спросил ее: "Откуда ты знаешь, что с тобой говорил Господь, а не сатана?" Она ответила: "Откуда Авраам знал, что это Господь сказал ему принести в жертву его сына? Я также знаю голос Божьего Духа в моей душе".

Хотя ее ответы соответствовали Писанию, они только вызывали ненависть в ее врагов, теперь считавших, что она слишком высоко себя ставит, возможно, даже выше их. Поэтому они приговорили ее. Правитель Винтроп сделал заявление: "Ты изгоняешься из нашей колонии, как женщина, которая не подходит нашему обществу". Анна спросила: "Я хочу знать, почему меня изгоняют?" Винтроп ответил: "Не говори больше ничего, суд знает почему, и этого достаточно". Кроме всего прочего, Анну приговорили за "проведение двух публичных учений каждую неделю в ее доме и за критику всех служителей, за исключением мистера Котгона, за то, ч го те не проповедовали о завете свободной благодати".

Здоровье Анны было подорвано вынашиванием и рождением большого количества детей, кроме того, в это время она была беременна и вынашивала шестнадцатого и последнего ребенка, а также из-за ее забот о такой большой семье и постоянного служения всем приходящим к ней. Кроме изгнания, она была приговорена к четырехмесячному заключению. Но так как в то время в Массачусетской колонии не было тюрьмы, а она не могла путешествовать зимой из-за своего слабого здоровья, она была заточена в соседнем Роксбери в доме, принадлежавшем родственнику одного из служителей, обвинявших ее.

В марте 1638 года ее снова привели на суд, на этот раз суд пуританской церкви, обвинявшей ее в том, что она не придерживалась ортодоксальных взглядов. Процесс происходил в ее собственной Первой церкви Бостона, в коюрой был пастырем Джон Вилсон. Все поселенцы, высокого и низкого происхождения, отовсюду, включая правителя Винтропа, наполнили маленькую церковь. Однако там не было основной ее поддержки - женщин, которых она учила и консультировала в своем доме. Некоторые из них были изгнаны из колонии, некоторые сами уехали из-за неприятия преследования Анны, а некоторые просто боялись, чтобы о них не узнали, как о ее друзьях и сторонниках. С Анной были только ее сын Ричард и зять Томас Севейдж.

Суд шел несколько дней. В это время ее пастор Джон Вилсон резко выступал против нее в собрании, как раньше поступил ее бывший советник и друг Джон Коттон. В последний день Вилсон случайно или умышленно извратил сделанное Анной утверждение и презрительно сказал ей. "Ты сказала, что можешь не грешить?" Анна ответила' "Если мое сердце право, я не грешу". Он продолжил: "А твое сердце право?" Анна ответила: "Я стараюсь сделать его правильным".

Ей дали подготовленное исповедание и сказали, чтобы она прочитала его громко, но она читала его едва внятным голосом со склоненной головой. В исповедание включили, кроме всего прочего, и то, что она неправильно истолковывала Библию и недобро высказывалась о духовенстве. Анна попросила разрешения помолиться об этом и сказала, что корень ее ошибок был в гордости ее духа. В ответ на ее замечание один из обвинителей крикнул: "Ты забыла свое место. Ты была мужем, а не женой, проповедником, а не слушателем, руководителем, а не подчиненным". Другой сказал: "Ты поставила себя на место Бога, чтобы быть превознесенной и обожаемой и чтобы люди следовали за тобой. Твои грехи раскрыли тебя".

Ее бывший друг Джон Коттон поручил чтение об ее отлучении от церкви ее пастору Джону Вилсону. Через два дня после отлучения Первой церкви Бостона ее пуританским пастором Анна получила приказ от правителя Винтропа "уехать в течение недели из колонии Массачусетс Бей". Нося своего шестнадцатого ребенка, Анна отправилась в Аквиднек на Род-Айленде, куда ее муж и другие члены семьи отправились раньше, чтобы устроить для нее новый дом. Но ее измученное и усталое тело не могло поддерживать жизиь ребенка, которого она носила, и он родился мертвым.

Со своей семьей и небольшой группой последователей Анна поселилась в Покасете, который теперь называется Портсмут на Род-Айленде. Там Роджерс Уильяме помог им приобрести земли у индейцев. Уильяме, который был стойким пуританином, изгнан из Массачусетса в 1635 году за его "странные религиозные взгляды" и "очень опасные идеи", после чего отправился на Род-Айленд.

Когда их новый дом был построен, Анна продолжила свое учение и служение исцеления, которые имели почти такие же результаты, как в Бостоне. Но ее проблемы на этом не закончились, ибо ее преследователи из Массачусетс Бей не оставляли ее в покое и прислали делегацию на Род-Айленд, чтобы рассказать о ней и предупредить пуршанские церкви о ее доктринах. Муж Анны Уильям в это время был главным судьей на Род-Айленде, и они пытались даже его настроить против жены.

Когда это не удалось, ее преследователи начали угрожать ей, говоря, что Хатчинсоны не могут иметь никакого имущества в Род-Айленде, и угрожали также, что силой увезут ее назад в Бостон, где заключат в темницу и предадут публичному бичеванию. Так позже поступили со старшей сестрой Катериной Скотт, которая была матерью множества детей и рассудительной благочестивой женщиной. Все это так испугало Хатчинсонов, что они планировали оставить Род-Айленд и переехать глубже в дикую местность. Неожиданно, когда они готовились к отъезду, умер Уильям.

Теперь уже без помощи мужа Анна сама занялась сборами и оставила свои дом, в коюром они прожили четыре года, и отправилась в Новый Амстердам, где она думала, что датчане смогут защитить ее от религиозных преследователей из колонии Массачусетс Бей. Это было долгое и опасное путешествие, расстояние в сто тридцать миль по земле или по воде между скал, которые тянулись вдоль побережья. Она решила отправиться по воде и прибыла в Лонг-Айленд со своей семьей в конце лета 1642 года. Там, во Вределенде, она выбрала место для дома, недалеко от Пелхам Бей в Нью-Йорке, которое сейчас так называется, несмотря на предупреждение, что враждебные индейцы убивали белых поселенцев в той области. Анна считала, что если они будут относиться к индейцам так же, как раньше относились к ним на Род-Айленде, то она и ее семья будут в безопасности. Однако следующим летом, в августе или возможно в сентябре, индейцы убили ее и всех на их ферме: трех дочерей Анны и двух сыновей, зятя, слугу и работника.

Может, некоторые и скажут, что Анна и ее семья не были мучениками, так как они не отдали свою жизнь за веру во Христа. Но если бы эта первая женщина-проповедник в Новой Англии не была изгнана пуританами за ее религиозные убеждения из Массачусетс Бей, ей и ее семье не пришлось бы жить в дикой местности Нового Амстердама, и они не были бы убиты враждебными индейцами. Духовенство изгнало ее, потому что она отважилась верить не так, как верили в установленной церкви, поэтому они не давали ей места, где бы она могла жить, а лишь там, где можно было умереть.

по книге Джона Фокса Книга Мучеников