Приветствуем вас, друзья!

Сейчас на сайте 112 гостей


17.04.2024 г. 
При сем сказал им: если у кого из вас осел или вол упадет в колодезь, не тотчас ли вытащит его и в субботу? Луки 14:5

 Татьяне, врачу по профессии, наверное, было бы трудно поверить в чудо Божьего исцеления, если бы она не пережила его в собственной жизни. Несмотря на то, что бабушка Татьяны была из семьи приходских священников, верующей была и ее мама, женщина большую часть своей жизни прожила без оглядки на Создателя.

Первой к Богу пришла ее младшая дочь. Произошедшие изменения с дочкой произвели сильное впечатление на маму. И вскоре она тоже начала ходить в церковь "Посольство Божье". "Все было прекрасно. Но в 2001 году совершенно случайно на УЗИ у меня обнаружили большую, с х
орошее "коммерческое" яблоко, опухоль, –  рассказывает Татьяна.

– Чтобы подтвердить или опровергнуть это "открытие", я прошла обследование еще в нескольких медицинских учреждениях. УЗИ, три компьютерные томографии, пункционная биопсия также подтвердили наличие опухоли в забрюшинном пространстве – рядом с брюшной аортой, ниже нижнего полюса левой почки.

Татьяне, врачу по профессии, наверное, было бы трудно поверить в чудо Божьего исцеления, если бы она не пережила его в собственной жизни. Несмотря на то, что бабушка Татьяны была из семьи приходских священников, верующей была и ее мама, женщина большую часть своей жизни прожила без оглядки на Создателя. Первой к Богу пришла ее младшая дочь. Произошедшие изменения с дочкой произвели сильное впечатление на маму. И вскоре она тоже начала ходить в церковь "Посольство Божье".

"Все было прекрасно. Но в 2001 году совершенно случайно на УЗИ у меня обнаружили большую, с хорошее "коммерческое" яблоко, опухоль, –  рассказывает Татьяна. – Чтобы подтвердить или опровергнуть это "открытие", я прошла обследование еще в нескольких медицинских учреждениях. УЗИ, три компьютерные томографии, пункционная биопсия также подтвердили наличие опухоли в забрюшинном пространстве – рядом с брюшной аортой, ниже нижнего полюса левой почки.

Следующим этапом обследования стал онкоцентр. Полученные там результаты анализов я попросила мужа отвезти на консультацию в онкологический институт. Выводы для меня были неутешительные – опухоль, действительно, злокачественная. Не могу передать словами, что я ощущала в те тяжелые для меня дни. Когда 9 июля 2001 года я шла в онкоцентр для подготовки к назначенной на 12 июля операции, мои ноги дрожали…"

11 июля 2001 года. Последние приготовления к операции. Фиброгастроскопия – одно из них, обнаруживает в желудке Татьяны так называемую стрессовую язву. Переживания не прошли бесследно.

– Операция переносится на осень, – говорит профессор. – Вам необходимо залечить язву. – Как на осень? – расстраивается Татьяна. – За это время опухоль еще больше увеличится. А она у меня и так уже больших размеров. Профессор непреклонен. Он знает, при наличии любой, самой маленькой язвочки прием обязательных после таких серьезных операций антикоагулянтов вызывает ее кровоточивость.

"Я очень тогда расстроилась, – вспоминает Татьяна. – Но делать было нечего. Выйдя из онкоцентра, я с младшей дочерью и внуком отправилась за город, где в течение двух недель с помощью лекарств лечила язву и, конечно же, в молитвах взывала к Богу о помощи.

30 июля, вернувшись в Киев, я зашла к себе на работу в поликлинику и попросила врача, которая первой обнаружила у меня опухоль, сделать мне еще одно УЗИ. Я, как врач, понимала, что во время неоднократных томографических исследований я получила немалую дозу облучения, и это меня тревожило."Смотри, – повернув ко мне монитор, сказала коллега, – опухоль уменьшилась в 5 раз". Это было невероятно, но факт. А когда в конце августа необходимо было оформлять направление на операцию, надобность в ней отпала, потому что ввиду отсутствия опухоли нечего было удалять.

"Наверное, у вас была очень сильная вера и вы не сомневались в своем исцелении", – говорят мне многие, когда я рассказываю им о чуде, произошедшем со мной.

Да, я верила, молилась, но и сомневалась.  У меня не было той веры, которая горы может сдвинуть. Нет. Никакого подвига веры я не совершила. Бог просто по Своей милости исцелил меня. Просто так. Моей заслуги в этом никакой нет".

Все деньги, отложенные на операцию, Татьяна отдала в жертву благодарения Богу. Она понимает, что эта сумма – ничто по сравнению с тем даром, даром жизни, который преподнес ей Господь.